Тема: Слушается дело...

Это земельно-бытовой триллер, длившийся в течении многих десятилетий на территории Среднего и Верхнего Карачанов. В нем переплелось все. И наглость помещика, самочинно захапавшем чужие земли, используя для этого как откровенные фальшивки, так и нечистых на руки чиновников (вот откуда корни растут), и спаивая социально-неустойчивый трудовой элемент из крестьян, дабы хитростью получить заветный крестик на купчих - согласие на продажу, что в трезвом виде весьма затруднительно. И медлительность властей, которые могли неторопливо, годами решать проблемы возникающие на необъятных просторах матушки-России.
Кусок истории Карачановских сел.

О спорной земле между коллежским ассесором Синельниковым, коллежским регистратором Рымшиным и однодворцами села Верхнего и Средняго Карачанов.
1822 года июня 28 числа. Слушано дело внесенное Министерством юстиции, за прошедшим в Общем Собрании Правительствующаго Сената Московским Департаментов разногласием, о спорной между коллежским ассесором Синельниковым, коллежским регистратором Рымшиным и однодворцами Новохоперского уезда,  села Верхнего и Средняго Карачанов, земле и о порубленном Синельниковым лесе.
Обстоятельства дела сего следующие:
В 1795 году, однодворцы означенных сел подали в Новохоперский уездный суд исковое прошение, в коем изъясняя, что жительствующий, в первом из оных сел, Синельников сильно завладел в общественных их дачах, в урочищах, называемых бывших однодворцев Иноземцовых хуторами по конец Белой Яруги до 1500 десятин земли, просили дать им, однодворцам, с ним, Синельниковым, в завладении земли и в поселении на оной крестьянских дворов, формальный суд.
По каковому прошению Синельников неоднократно был вызываем к суду, но от оного отзывался пропущением однодворцами на вчинение иска десятилетняго срока. Наконец, по требованию того суда, Синельников представил следующия укрепления и документы:
Во 1-х, купчую 1725 февраля 12 дня, что Елисей и Яков Черные продали Федоту и Евдокиму Ишковым поместной земли в селе Карачан 15 четвертей.
Во 2-х, запись 1753 сентября 16 дня, что села Верхняго Карачана однодворец Евдоким Ишков отдал в приданное правнучке своей того села однодворца Никиты Ишкова дочери, Авдотье, которая в замужестве за капралом Толстовым, из недвижимого своего имения в том же селе земли 20 четвертей со всеми угодьи и с усадебным местом.
В 3-х, три купчия: 1-ю, 1781 года июня 30, что прапорщика Савилова жена продала оному Синельникову доставшуюся ей по наследству, после матери ея, из дворян вахмистра Толстова жены, Авдотьи, по отце Ишковой, земли в селе Верхнем Карачане из числа 20-ти – 10-ть четвертей со всеми угодьи; 2-ю, 1794 года сентября 18, что подпоручик Петр Пожидаев продал ему, Синельникову, в том же селе, крепостной своей земли 5 четвертей своей земли со всеми угодьи; 3-ю, того же года (1794) сентября 16, что он, Пожидаев, продал дочери оного Синельникова, капитанше Рогозиной земли в том же селе 3 четверти со всеми угодьи.
Оныя купчия и запись совершены у крепостных дел, из которых, от Савиловой данная, явлена в уездном суде, а прочие были ли явлены, не видно.
В 4-х, два обязательства:
1-е, 1783 года сентября 20, данное от однодворцев села Верхнего Карачана  майору Тархову и Синельникову в том, что они, с общаго согласия, уступили им, владельцам, к единственному их, Тархова и Синельникова, впредь спокойному и неоспоримому между ими, однодворцами, владению, межеванную при бывшем по ведомством Канцелярии опекунства иностранных межеваний, из оставшейся за намерением на число душ села Макарова указанной пропрции, казенной дикопорозжей земли в недостающее число указанной пропорции к Верхне-Карачанскому селу часть, числом удобной и неудобной земли 1923 десятины 2346 сажень, по самым тем местам, как оная в то межевание в натуре обойдена, да и по плану значится, которую по взятии сего обязательства, им Тархову и Синельникову, владение иметь одним; а им однодворцам, во владение оной не вступать.
2-е, того же 1783 октября 26 дня, что однодворцы села Средняго Карачана уступили им, Тархову и Синельникову, подобно как и Верхне-Карачанского села однодворцы, на таковом же положении и таковой же казенной дикопорозжей земли, что будет по межеванию и плану их селу следовать.
Оба сии обязательства за рукоприкладством, по неумению дателей оных грамот, земским села Верхнего Карачана, прапорщика Карпунина и села Средняго Карачана однодворца Юмашева, засвидетельствованы в Новохоперской нижней расправе 1783 года декабря 22.
Коллежский регистратор Рымшин представил на приобретенную им от Тархова землю 7 купчих, из коих две явлены в Вотчинной коллегии, три в Новохоперском уездном суде, а прочия две были ли такие явлены, по делу не видно.
Однодворцы же помянутых двух селений, представляя выписи из отводных книг, объяснили, что оные селения поселены с давних лет; земля отведена им по выписям 1701, 1713, 1716 и 1717 годов, по которым и в бывшее опекунское межевание, по написанным в оных урочищам, границам и линиям оставлена отводная поместная земля во владении тех сел обнодворцев, окружною от прикосновенных соседственных земель межею: равно и в генеральное межевание вся дача обойдена по тем же самым границам; но утверждения еще не учинено, по неправильному Синельникова спору; присвоиваеть же он таковую однодворческую землю, коею владения его до указа 1765 года сентября 19 ни на одну десятину не было, потому: во 1-х, что он в 1781 году купил у Савиловой часть земли, которой внутри однодворческих дачь владения никогда не было; во 2-х, без всякого со стороны однодворцев и присутственного места вводу, а сам собою усилено построил небольшой домик внутри однодворчестой земли, особо от селения, близ урочища называемой речки Разбердейки, - о каковом усилии тогда же, в 1781, а потом и в 1794 годах, поданы от них в Новохоперский земский суд объявления; и по осмотру отряженных того суда членов действительно найдена показанная земля усилено завлажденною и построены на ней три избы. Касательно же представленных Синельниковым двух обязательств, данных ими, однодворцами, на уступленную якобы ему и Тархову землю, то сии обязательства не имеют в содержании их законного существа, потому: 1). Силою законов воспрещено однодворческие земли уступать и в посторонние руки отдавать; 2). Обязательства сии по безграмотству однодворцев соченены заочно одними знающими грамоте; 3). От кого именно оные представлены были к освидетельству в бывшую Новохоперскую нижнюю расправу, в надписи не изъяснено: также были ли даватели все лично присутственным местом о подлинности дачи их спрошены, и кого они вместо себя по безграмотству просили руку приложить к оным, личного подтверждения не учинено; да и нижняя расправа таковых незаконных обязательств свидетельствовать на основании законов права не имела; а посему и не могут они быть действительными.

(Продолжение.)

Re: Слушается дело...

При произведенных о даче означенных обязательств Новохоперским земским судом допросах, под присягою показали. Из числа объясненных в тех обязательствах однодворцев оказавшиеся в живых 26 человек и бывший в 1783 году сотский Ряшинцов, что подлинно ими в том 1783 году Синельникову и Тархову обязательств давано не было, и вместо себя рук к оным прикладывать бывших тогда земских Карпунина (который уже умер) и Юмашева не просили; а Юмашев, что он, в 1783 году, бывшим сотским Ряшинцовым и другими взят был в село Верхний Карачан к помещику Синельникову и по приказанию сотского и бывших с ним однодворцев, на уступку ему, Синельникову и Тархову, земли письменное обязательство писал, и вместо их по личному прошению руку приложил, только они Синельниковым были весьма напоины вином.
Противу чего Синельников доказывал, что продавице его, Савиловой, земля дошла по смерти матери ея, из дворян вахмистрши Толстовой, ей же от деда ея, Евдокима Ишкова, в 1753 году по записи в приданое: следовательно оная земля до запретительного 1765 года указа состоит в роде дворянском, - и однодворцы землю сию отвели ему между себя и помещика Шумскаго чрезполосно, без всякого в том спора, о чем его Шумскаго, крестьяне показать могут; каковою землею он, Синельников, и владел по 1783 год, а с того времени однодворцы, видя неудобность чрезполосного владения, отвели ему и жене его полюбовно к одному месту общее с майором Тарховым, землю, называемую Иноземцовы хутора; почему как Тархов, так и его, Синельникова, крестьяне, начали оную землю пахать вообще и чрезполосно; по продаже же от Тархова Рымшину, владение имел он с Рымшиным чрезполосное, а не особо; но его по малолюдству в тогдашнее время у него, Синельникова, крестьян, Рымшин не допускал его владеть половинным числом, а 3-ею только частью; по каковой причине и владел он 13-ть лет 240 десятинами. Когда же потом в 1794 году прикуплено им, Синельниковым, и дочерью его земли у помещика Пожидаева 8 четвертей, то по сим купчим в деревне Белой Яруге и поселены были крестьяне жены его 15 душ, и как оные, так и его крестьяне начали владеть не 3-е уже частью, а половинным числом, то есть, 360 десятинами. А в 1784 году, по указу уездного суда, построена им, Синельниковым, в селе Верхнем Карачане на речке Разбердейке и хлебомольная мельница, в чем также, как и в прочем, от однодворцев спору не происходило, более же состоящей во владении его земли 360 десятин, нигде он не получал, да и тою владеет не по усилию, а по полюбовному ими однодворцами, отводу.
Затем, при произведенном в 1805 году уездным судом, обще с землемером, на месте спорной земли осмотре, сторонние люди, 12 человек под присягою показали, что земля, где состоит помещиков Синельникова и Рымшина деревня Белая Яруга, прежде была сель Верхнего и Среднего Карачанов, из давних лет владеемая однодворцами по отводной выписи; что на ней имелись и хутора Иноземцова и Попова до 10-ти изб, которые назад тому лет 25, были сведены, и место оное заселено было потом майором Тарховым, напоследок Синельниковым лет за 15-ть поселена была одна изба с овином, и с того времени и владение имеет, но по каким крепостям те помещики однодворческую землю присвоили, о том они неизвестны.
Также 7 человек объявили, что усадебное помещика Синельникова место водяной мельницы и рощи мелкого леса прежде было сель Верхнего и Среднего Карачанов, из давних лет однодворническое по выписям и владеемое ими, однодворцами, с начала данной им отводной выписи: Синельниковым же заселено то место назад тому 24-й год, в котором же году мельница построена, неизвестно; а рощею владеть он лет девять.
Помещика Шумского дворовые люди 3 человека изъяснили, что точно назад тому лет 20-ть, или более, помещик их и Синельников в означенных селениях землею владели вообще чрезполосно с однодворцами; потом Синельников от чрезполосного владения вскоре отстал и владение уже иметь начал особо от однодворцев, в урочище Белой Яруге, а почему, не знают.
Новохоперский уездный суд полагал: 1). Хотя Синельников присвояет к владению своему однодворческой земли не малое количество и имеет доказательство на право своего владения, токмо пропущение на вчинение однодворцами иска десятилетнего срока, но при обыске и свидетельств того суда, с которого точно года владение его, Синельникова, начато, сторонние люди под присягою утвердили, что в деревне Белой Яруге поселение заведено им лет 15-ть, и что земля сия прежде была изстари во владении однодворцев села Верхнего и Среднего Карачанов, с начала данной им отводной выписи, где и стояли однодворческие хутора; Синельников же в доказательство представил только то, что однодворцы полюбовно отвели ему особо ту дачу, но с которого точно года, по следствию не открылось, ибо живущие в том селе помещика Шумского крестьяне, 3 человека, по ссылке его, Синельникова, под присягою показали, что он, прежде лет 20-ть или более, пахатною землею и сенокосом владение имел с однодворцами чрезполосно, потом отстал и начал владение иметь особо от однодворцев в Белой Яруге, неизвестно почему; а по выправкам видно, что когда Синельников занял усадебное место и начал строиться, то в то же время поданы от просителей в Новохоперский земский суд в 1781 году, сентября 6 дня, а потом в 1794 году августа 1 дня, объявления, и чтобы дан был ему от однодворцев полюбовный, как о земле, так и о лесе, отвод, доказательства за утверждением присутственного места и которого точно года, он, Синельников, к делу не представил; следственно и нет от него никакого ясного в том доказательства, и как из представленных от него крепостей явствует, что принадлежить ему по узаконенным правам по одной токмо купчей, данной ему от Савиловой на 10 четвертей земли в общем владении того села с однодворцами, то оное число, располагая в десятинную пропорцию, 15 десятин и утвердить ему, Синельникову. Что же принадлежит до проданных ему подпоручиком Пожидаевым 5-ти и дочери его 3-х четвертей, то как сия Пожидаевым продажа, а ими, Синельниковыми, покупка, есть не правильна, потому что оная земля Пожидаеву дошла от матери его, однодворки  Пожидаевой, по записи, а сей, от однодворцев, по купчим, в противность законов; а продажа и владение уже начаты после состояния 1765 года сентября 19 манифеста и Межевой инструкции, а потому ему, Синельникову, и дочери его от владения 8 четвертей отказать.
Притом, как Синельников владение имеет землю и лесом в двух удобных местах особо от однодворцев, числом в Белой Яруге, вообще с Рымшиным, удобной и неудобной 741 десятину, да особо при речке Разбердейке под поселением и владением одного леса 16 десятин 64 сажени, то вычислить из принадлежащей крепостной 15 десятин, разверстав, по силе Межевой инструкции, как из леса, так пашенной земли и сенокосов, по пропорции; сверх же 15-ти десятин во владении ему от оной отказать и в деревне Белой Яруге строение в положенный законом срок снесть, а представить ту землю по принадлежности однодворцам в непосредственное владение; мельницу же, им, Синельниковым, построенную на речке Разбердейке, с утвержденною под оною указанною пропорциею отмежеванной при генеральном межевании земли, утвердить ему в принадлежность; а о намежевании, на поселенное в деревне Белой Яруге, женою его, по 5-й ревизии число душ крестьян, земли, просить по межевому правительству особо.
2) Поелику в оной деревне поселение и владение имеет помещик Рымшин на земле, дошедшей ему по наследству по трем купчим, и покупщики чинили перепродажи, а последние продавцы, укрепляя оную Рымшину, числа четвертей не означили, сказав в купчей: все, что оказаться может, без остатку; по каковым купчим и составляет земли 60 четвертей, разделяя на 90 десятин; владение же он имеет вообще с Синельниковым 741 десятиною, почему сверх крепостной у него, Рымшина и Синельникова, находится во владении излишней земли 652 десятины, а потому следующие ему 90 десятин, так как по купчим значатся крестьяне со строением, и при свидетельстве сторонние люди подтвердили, что поселение занято ими лет 20-ть, оставив в его, Рымшина, владении: а излишне им владеемую предоставить Верхне и Средне-Карачановским жителям. 3). Относительно предъявленных к сему делу от Синельникова письменных условий, данных яко бы от однодворцев ему, Синельникову, и майору Тархову, в уступке им казенной земли, то оныя, как писанныя в противность законов, уничтожить.
На решение сие Синельников, изъявив неудовольствие, жаловался Воронежской гражданской палате; Рымшин же к выслушанию оного не явился.

(Продолжение.)

Re: Слушается дело...

Между тем Новохоперский земский суд палате донес, что в том суде производилось дело по рапорту сотского с обществом села Верхнего Карачана, о порубке общественного леса помещиком Синельниковым, и что по следствию и свидетельству найдено вырубленным значительное количество оного леса, за каковую порубку положено с него ко взысканию штрафных и пенных 505 рублей 77 копеек. Как же дело о сем, по окончании в земском суде, было отослано в уездный, то для совокупного разсмотрения с настоящим делом и было из оного препровождено в Воронежскую гражданскую палату, которая определила следующее: Синельников сверх принадлежащих ему по купчей 1781 года июня 30, от прапорщицы Савиловой 15-ти десятин, присвояет из дач однодворцев земли значительное количество, по одной только несправедливой от них ему, Синельникову, вообще с майором Тарховым уступке по письменным обязательствам, которые учинены в противность закона, по силе коего однодворцы не имеют никакого права земель своих в постороннее владение уступать, тем паче, что имеют еще в узаконненой на число душ пропорции недостаток; почему, согласно мнениям Новохоперского уездного суда, Саратовской межевой конторы и губернского прокурора, оныя обязательства уничтожить, равно оставить недействительными и представленные от Синельникова купчия, данныя ему от Пожидаева, яко противузаконныя, и заведенное Синельниковым в деревне Белой Яруге строение, по силе Межевой инструкции 27-ой главы, 3-го и 7-го пунктов, снесть в годичное время на принадлежащую ему крепости землю, которую за ним, всего 15 десятин, обще с построенною им мельницею и отмежеванною к ней по генеральному межеванию пропорциею, всего 1800 сажень, утвердить во владение; а оставшуюся засим в излишестве землю со всеми угодьи, отобрать от него, Синельникова, предоставить однодворцам. Относительно же владеемой Рымшиным вообще с Синельниковым земли, то как от него, Рымшина, неудовольствия на решение уездного суда не изъявлено, и в палату апелляционной жалобы подано не было, оное решение, яко по разсмотрению палаты оказавшееся правильным. Остается во всей его силе; поданную же от Синельникова апелляционную жалобу отставить; - за неправильность коей хотя и следовало бы взыскать с него штраф, но по Всемилостивейшему манифесту 1814 года августа 30, от такового взыскания освобождается. Сверх сего, как по учиненному следствию найдено порубленного Синельниковым леса до не малого количества, за которую порубку по исчислению следует ко взысканию с него штрафных и пенных денег 505 рублей 77 копеек, то о сем предоставить учинить разсмотрение и законное определение Воронежской уголовной палате.
На каковое решение Синельников жаловался в Правительствующий Сенат, изъясняя между прочим в апелляции своей, что палата, освободив его по Всемилостивейшему 1814 года августа 30 дня манифесту от штрафа, за неправильное будто бы присвоение земли, не приняла сего же манифеста в уважение по предмету выведенного за учиненную яко бы им порубку однодворческого леса взыскание штрафных и пенных денег, каковое взыскание, если и действительно следовало бы с него, по силе оного манифеста подлежит сложению.
7-й департамент Правительствующего Сената заключил: решения Новохоперского уездного суда и Воронежской гражданской палаты, касательно отсуждения от помещиков Синельникова и Рымшина известного количества десятин земли, утвердить во всей их силе; относительно же взыскания с Синельникова штрафных и пенных денег за порубленный им лес, в спорных дачах с однодворцами состоящий, то по сей части решение палаты отставить, поелику он в тех дачах, в которых порубка сделана, есть черезполосный с однодворцами владелец, а потому и полагать с него такового взыскания, как с действительного владельца, ни мало не следовало.
Но за несогласием сего заключения с мнением Министра финансов, принявшего решения уездного суда и гражданской палаты, дело сие перенесено было в Общее Собрание Московских Департаментов Правительствующего Сената, где произошли разные мнения:
Семь Сенаторов согласились во всем с заключением 7-го департамента.
Пятнадцать Сенаторов полагали: Синельникову и Рымшину в дачах сел Верхнего и Среднего Карачанов, по правильным крепостям, принадлежит земли: первому – 10 четвертей, а последнему – 60 четвертей; в округе же тех селений по генеральному межеванию состоит примеру несколько тысяч десятин; а потому, на основании Высочайшаго указа 1804 года августа 18 дня, им Синельникову и Рымшину, сверх крепостного количества, дать и пример, что по расчислению всей писцовой дачи на их четверти причтется, и сие количество отделить по удобности к их поселениям; во всем прочем согласны с мнением семи Сенаторов.
А один Сенатор принял мнение Министра финансов.
По каковому разногласию, Министр юстиции, в данном Правительствующему Сенату согласительном предложении, изъяснил: что он согласен с заключением семи Сенаторов, чтобы помещикам Синельникову и Рымшину оставить одно то количество земли, какое принадлежит им по крепостям, а излишнюю сверх сего владеемую ими землю со всеми угодьями предоставить однодворцам, тем паче, что со стороны Рымшина не было апелляции на решения ни уездного суда, ни гражданской палаты, а со стороны Синельникова просьбы о примерной земле не происходило. Что же касается до порубленного леса, то поелику порубка сия произведена в общественных дачах, где есть участие и Синельникова, почему и взыскания с него, яко владельца, еще не отделенного, полагать нельзя.
С сим предложением согласились восемь Сенаторов.
А пятнадцать остались при своих мнениях, противных оному предложению.
Государственного Совета Департамент Гражданских и Духовных Дел находит мнение большинства Сенаторов по сему делу более уважительным, а потому и полагает: оное утвердить.
1822 декабря 4 дня заключение Департамента в Общем Собрании Государственного Совета утверждено и Высочайше утверждено 2 марта 1823 года.