26

Re: Гражданская война в России

Малость в гуще событий пропустили одно событие - Европейская Зарубежная Церковь (арх.Евлогий) вернулось в РПЦ …..никак не пойму,это что уже и попы подтверждают окончание Гражданской Войны ?

Я за свободные джунгли!..

Re: Гражданская война в России

ОБОРОНА ВОРОНЕЖА ОТ БАНД
МАМОНТОВА И ШКУРО.

А.КНЯЖЕВ
1939 г.


В боях развернувшихся 8—12 сентября под Воронежем, частям гарнизона укрепленного района, рабочим и коммунистическим отрядам удалось отбить натиск конного корпуса Мамонтова. Воронеж был спасен от тяжелой участи, которая постигла Тамбов, Мичуринск, Раненбург, Елец. Воронежские заводы, железнодорожный узел, мосты остались невредимыми. Район Воронежа, имевший громадное стратегическое значение, был удержан в руках советской власти.
Эта победа, однако, досталась крайне дорогой ценой. В боях под Воронежем были израсходованы почти все запасы патронов и артснабжения укрепленного района.
Части гарнизона потеряли убитыми, ранеными и пленными почти половину своего состава. Оставшиеся бойцы были крайне утомлены. Для восстановления сил Воронежского укрепленного района требовалось значительное пополнение людьми, нужны были патроны, вооружение, командные кадры. В том состоянии, в котором находился укрепленный район, он уже не мог противостоять более организованному натиску неприятельских сил. Судьба Воронежа, таким образом, решалась в тесной зависимости от положения на южном фронте, а задача защиты Воронежского района должна была временно всей своей тяжестью лечь на части 8-й армии.
Положение 8-й армии, в свою очередь, было крайне тяжелым. Под непрерывным давлением превосходных сил белых 8-я армия вынуждена была начать отход с линии Калач— Бутурлиновка— Острогожск—Коротояк к северу . Удар с тыла, со стороны возвращавшегося из рейда конного корпуса Мамонтова, значительно подорвал силы 8-й армии. В жестоких боях 8-я армия потеряла значительную часть своего состава .
В шести дивизиях 8-й армии (12 , 13, 15, 16, 31, 33) , оборонявших фронт от Воронежа до Павловска, протяжением в 180 километров, к 20 сентября насчитывалось только 6800 штыков и 800 сабель, т.е. 42 бойца на 1 километр, при крайне небольшом количестве конницы. Эти силы должны были сдерживать натиск частей противника в 25500 штыков и сабель, при этом противник имел возможность оперировать крупными кавалерийскими соединениями— корпусами Мамонтова (6500 сабель ) и Шкуро ( 5000 сабель/.
12-я стрелковая дивизия, имевшая всего 1200 штыков и занимавшая правый фланг 8-й армии, должна была сдерживать наступление всего корпуса Шкуро, в котором было
5000 сабель и 2000 штыков. Явное, почти шестикратное превосходство сил противника ставил о 12-ю дивизию под угрозу окружения. Чтобы не стать жертвой начатой противником операции, она вынуждена была начать отход.
По плану командующего Донской армией генерала Сидорина, ставившего своей задачей охват 8-й армии с флангов и уничтожение ее, намечался прорыв фронта красных
войск корпусом Шкуро; этот прорыв должен был произойти на стык е 8-й и 13-й армий в районе Воронежа.
25—26 сентября 1919 года основные ударные группировки белых перешли в решительное наступление. Под непрерывным давлением офицерских полков добровольческой белой армии и конного корпуса Шкуро левый фланг 13-й армии (42-я стрелковая дивизия) был оттеснен к Касторной и Нижнедевицку.
12-я дивизия 8-й армии, занимавшая правый фланг Армии и обеспечивавшая связь между 8-й и 13-й армиями,  была также вынуждена отойти из Борщева через Дон в   район Колодезной. В образовавшийся 40-километровый разрыв между, Нижнедевицком и Борщевым устремились части белых.
Положение осложнялось тем, что части 8-й армии в этот тяжелый момент не имели руководства. Вновь назначенный командующим армией, троцкистский прихвостень Сокольников, отсиживаясь в тыловых канцеляриях, дезорганизовал своим руководством борьбу с белыми.
Остатки доблестных 12-й, 15-й, 16-й ,33-й, 40-й дивизий 8-й армии, в непрерывных боях потеряв связь с о штабом фронта, без нужного пополнения и снабжения отходили,
стремясь избежать окружения, ставя перед собой в качестве главной задачи сохранение живой силы.
Ближайшей оперативной задачей, поставленной планом белогвардейского генерала Сидорина, был удар по Воронежу. Захват Воронежа давал белым громадные оперативные преимущества и ставил 8-ю армию под угрозу окружения.
Между тем, сохранение 8-й армии как основной силы на Южном фронте диктовалось всей сложившейся обстановкой. Окружение и гибель 8-й армии грозили тяжелыми последствиями. Борьба с этим окружением являлась первым звеном в деле выполнения гениального стратегического плана Товарища Сталина на южном фронте.
На левом фланге 8-й армии, в районе станции Таловая, дело борьбы с охватом 8-й армии, по личной инициативе командующего, принял на себя Конный корпус Буденного.
На правом фланге задачу задержать противника и предупредить его выход в тыл 8-й армии должен был выполнить Воронеж и его гарнизон.
Перед штабом Воронежского укрепленного района встал ряд сложных и ответственных задач. Укрепленный район должен был связывать фланги 8-й и 13-й армий, задержать противника, сохранить в своих руках важнейшие переправы через реки Воронеж и Дон, предупредить охват и уничтожение правофланговых частей 8-й армии, выиграть время, необходимое для того, чтобы обеспечить формирование в районе Липецка 61-й стрелковой дивизии, куда в этих целях прибыл товарищ Ворошилов. Задержать противника в районе Воронежа нужно было еще и для того , что бы обеспечить подход 11-й кавалерийской дивизии, которая шла для связи разобщенных флангов двух армий.
Город находился перед грозной опасностью и мог рассчитывать только на свои собственные силы. Общая численность войск, которыми располагал 26 сентября Воронежский укрепрайон, не превышала 4ООО бойцов. Трудность использования этих сил заключалась в том, что они выполняя задачу преследования частей Мамонтова, были разбросаны на широком участке от Нижнедевицка до Борщева.
Совет обороны Воронежского укрепленного района первоначально приступил было к формированию частей из рабочих и трудящихся г . Воронежа. Была проведена мобилизация всех коммунистов и комсомольцев, способных носить оружие. Совет обороны начал было формирование территориального полка из добровольцев-рабочих, но задача вооружения и снабжения новых военных частей оказалась не осуществимой из-за недостатка оружия. Основным путем внесения порядка в дело обороны являлось сведение всех вооруженных отрядов и частей гарнизона, находившихся в районе Воронежа, в дивизию, которая должна была оборонять Воронеж и связывать фланги 8-й и 13-й армий.
Для снабжения дивизии были мобилизованы и переданы в распоряжение командования все имеющиеся в распоряжении Совета обороны и Губревкома ресурсы, но ресурсы
эти были не значительны, поэтому горячее желание рабочих и трудящихся Воронежа получить в свои руки оружие и стать на защиту родного города оказалось не удовлетворенным. Попытка получить оружие от командования южного фронта встречала отказ. Оружия не хватало, патроны отсутствовали, не доставало командного состава, не хватало и времени, которое было необходимо для подготовки к боям. Оперативные сводки говорили о непрерывном продвижении врага.
24 сентября 12-я дивизия 8-й армии вынуждена была сдать неприятелю село Борщево. Воронеж остался открытым. Грозная опасность, однако, вырастала не только со стороны наступающих частей белых, но и с тыла. Подлая, предательская группа, насажденная на командные должности в укрепрайоне Троцким и его приспешниками из бывшего офицерства, готовила страшный удар в спину гарнизону и населению города .
Офицерский заговор в Воронеже, как видно из рассматривавшегося в 1926 году Ленинградским военным Трибуналом дела  Чевкина,  ставил своей задачей дезорганизацию обороны, саботаж ее, переход на сторону белых и всяческую задержку эвакуации города .
При попустительстве командующего вновь формируемой дивизией укрепрайона Седякина, разоблаченного впоследствии врага народа, заговорщикам удалось захватить в свои руки все важнейшие командные посты.
26 сентября из штаба дивизии «таинственно исчез» начальник штаба, бывший офицер. Как выяснилось впоследствии, он на мотоцикле бежал к белым и перешел к ним в районе Борщева, установив, таким образом, связь заговорческой группы с частями генерала Шкуро. Командование дивизии не только не сделало должных выводов из этого факта, но скрыло его от Губревкома и Совета обороны. План обороны Воронежа стал таким образом известным врагу и притом во всех его деталях.
27—28 сентября город напряженно готовился к обороне. В случае прорыва линий обороны решено было вести упорный бой внутри города. Город был разбит на боевые секторы, на улицах подготовлены баррикады. Отчетливо понимая, что с наличными силами город удержать длительное время не удастся, Губревком и Совет Обороны укрепрайона приступили к эвакуации города .
Еще в начале сентября из Воронежа были эвакуированы жены и дети коммунистов. 18—19 сентября в Москву были направлены золото и прочие ценности.
28 сентября была начата эвакуация губернских и городских учреждений. К 2 часам дня 29 сентября погрузка важнейших документов и дел Губкома и Горкома РКП(б),
Губисполкома и Горсовета с их отделами была закончена. Участники эвакуации в своих воспоминаниях указывают на прямой саботаж дела эвакуации со стороны начальника станции Воронеж.
Обстоятельства на линии фронта, между тем, складывались все более и более тяжело. 28 сентября части 42-й Стрелковой дивизии 13-й армии начали отход от Касторной на Елец. Части 12-й стрелковой дивизии одновременно начали отход на линию реки Икорец и находились уже в районе Рогачевки. Разрыв между флангами армий на участке Воронежа достигал 75—80 километров.
Воронеж готовился к бою. 28 сентября Совет обороны вывел части укрепрайона на боевые участки. К 28 сентября была закончена перерегистрация всех Коммунистов города путем подачи нового заявления в Партию и представления двух новых, рекомендаций. Ряд коммунистов был послан на боевые участки. На случай оставления Воронежа были приняты меры к созданию подпольной большевистской организации, которая должна была сплачивать лучшие элементы рабочих, препятствовать деятельности белых, готовиться к поддержке Красной Армии путем дезорганизации тыла белых. С этой целью на заводы Коминтерна, Ленина, в железнодорожные мастерские были посланы партработники, прибывшие в Воронеж из эвакуированных районов губернии. Это были преимущественно квалифицированные рабочие пролетарских центров. В распоряжении подпольной Организации были оставлены значительные денежные средства и некоторое количество оружия и патронов.
Вражеская офицерская заговорщическая группа, между тем, готовилась к изменнической сдаче города . Предательский удар был нанесен во второй половине дня 29 сентября. Группа заговорщиков бросила штаб и, прибыв на место расположения частей дивизии укрепрайона западнее Воронежа, внесла панику и этим вызвала отступление частей. Так, например, начальником артчасти было отдано распоряжение о немедленном отходе все й артиллерии в село Орлово (35 километров восточнее Воронежа). Артиллерия снялась и на-рысях прошла город .
Действиями этих предателей была открыта северная часть города, и в 17 часов в город, со стороны Сельскохозяйственного института, ворвались два конных отряда противника. Один из этих отрядов спустился на берег реки и пытался огнем ручных пулеметов расстрелять артиллерию и части, проходившие в это время по Чернавскому мосту и Придаченской дамбе.
Второй отряд белогвардейцев, обильно вооруженный ручными пулеметами, ворвался в район станции Воронеж I и занял переезд через ж.-д. линию в районе, где теперь находится железнодорожная поликлиника. Этот отряд открыл пулеметный огонь по Проспекту Революции, расстреливая отходившие по этой улице пехотные части.
Одновременно группы офицеров бросились к выходным стрелкам на станции Воронеж I, пытаясь взорвать их и тем самым сорвать эвакуацию. Подлый вражеский план, рассчитанный и продуманный с точностью до минуты, все же сорвался.
Группа белогвардейцев, прорвавшаяся к Чернявскому мосту, была встречена ответным пулеметным огнем заставы и в панике бежала, не причинив вреда.
На станции Воронеж I. События развернулись таким образом: как только на путях были замечены враги, машинист поезда Губревкома и Губкома партии решил прорваться. Под сильнейшим пулеметным огнем он, на всех парах провел поезд буквально сквозь отряд врагов, ошеломленных и взбешенных героическим поступком. Не успели они притти в себя, как группа коммунистов из случайно находившегося на станции резерва комиссаров 8-й армии, отдельные красноармейцы и несколько рабочих-железнодорожников бросились на пути и, укрывшись за шпалами и колесами эшелонов, начали расстреливать офицеров.
Обстрел Проспекта Революции так же не внес паники, ожидавшейся белыми. Укрывшись от пулеметного огня в боковых улицах, части укрепрайона немедленно начали продвижение в район вокзала и вынудили зарвавшихся налетчиков бежать из города.
В это время части противника, преследуя по пятам проходившие части укрепрайона, подошли к окраинам города, где, однако, были остановлены пулеметным огнем с
баррикад и застав. Оставление города становилось неизбежным. Поэтому Губревком, Губком, Совет обороны вечером 29 выехали из Воронежа в Отрожку, поручив защиту города частям укрепленного района.
Всю ночь с 29 на 30 сентября продолжалась эвакуация. За ночь удалось восстановить оборону внутри города и разместить части укрепрайона по боевым секторам. Части
эти, общей численностью не свыше 4ООО штыков, оказали в дальнейшем героическое сопротивление, не смотря на предательство, слабость вооружения, недостаток патронов (50 —60 патронов на бойца). Дезорганизованное изменой командование дивизии боем фактически уже не руководило. Бои вели за свой страх и риск командиры отдельных частей и бойцы, проявившие громадное упорство.
Даже белогвардейская газета «Воронежский телеграф», с изумительной наглостью и бахвальством восхвалявшая «подвиги» белобандитов, вынужден а была писать: «Бои за Воронеж отличались огромным напряжением. С большим трудом овладела группа ( в статье говорилось о группе генерала Губина) проволочными заграждениями. Много усилий стоило выбить противника из городских улиц». Атаки противника, начавшиеся с рассветом 30 сентября, отражались частями укрепрайона. Только к 11 часам дня группе генерала Губина удалось ворваться в город со стороны завода имени Коминтерна. В результате 2-часового уличного боя, белогвардейцы были выбиты из города и к 14 часам отошли к селу Подгорное.
В 17 часов началась новая атака города. Под давлением превосходящих сил противника, части укрепрайона, истратив последние патроны, отходили из города.  К 19 часам 3 0 сентября части укрепрайона отошли на левый берег реки, временно оставив город.
Утром 1 октября в окрестностях Воронежа возобновились бои. Части укрепленного района, получив помощь от 12-й дивизии 8-й армии, пытались выбить белых из Воронежа. Белые были оттеснены с левого берега реки, но переправу через реку захватить не удалось. К белым подошли значительны е резервы, и это решило участь города.
Ночью с 1 на 2 октября усталые, потерявшие значительную часть своего состава, оставшиеся без патронов и артснабжения, части Красной Армии отошли от Воронежа.
К вечеру 2 октября шкуровцы заняли район Отрожек, а 3 октября генерал Шкуро опубликовал приказ, который оповещал население о том, что Воронеж занят «вверенными ему войсками». Потрепанные в боях под Воронежем шкуровские войска не преследовали отступавшие части войск укрепрайона, потому что в районе станции Графская им закрыли путь части бригады обороны железной дороги, в которые влились отступившие из  Воронежа рабочие отряды.
С выполнением приказа командующего Донской армией Генерала Сидорина о прорыве фронта и походе по тылам 8-й армии у генерала Шкуро дело сорвалось .
Шкуро предпочел отсиживаться, оправляться от полученных под Воронежем ударов и заниматься грабежами В городе  тем временем корпус Мамонтова, перед которым стоял а такая же задач а рейда по тылам 8-й армии, попал в районе ст.Таловая под удар конного корпуса Буденного. Стремясь ускользнуть от него, уклоняясь от боев с частями 8-й армии, Мамонтов спешил на соединение со Шкуро. Благодаря помощи конного корпуса, части 8-й армии получили возможность и время для отхода на рубеж реки Икорец, сохранив свои кадры и вооружение.
Бегство конного корпуса Мамонтова от удара красной кавалерии было настолько стремительным, что 130 километров от Таловой до Воронежа он прошел всего в 2 дня (5— 6 октября), загубив и истощив конский состав и не успев известить о своем отходе белогвардейское командование. В результате всех этих событий, оперативный план Генерала Сидорина рушился, а части Шкуро, медленно продвигавшегося на восток от Воронежа, совершенно неожиданно для себя обнаружили 6 октября в районе восточнее- Новой Усмани стремительно продвигающиеся к Воронежу конные части Мамонтова. В результате происшедшей путаницы, части конного корпуса Шкуро и Мамрнтова, не опознав друг друга, начали между собой бой, продолжавшийся около 2 часов. Три дня, 7, 8, 9 октября, ушли у соединившихся между собою частей Мамонтова и Шкуро на приведение в порядок и на разработку новых планов. Нужно было заменить провалившийся план прорыва фронта и уничтожения  8-й армии.
Пока Шкуро с Мамонтовым вырабатывали новые планы в район Воронежа, по плану, данному тов.Сталиным, вошел конный корпус тов. Буденного, а в район станции Графская—конная группа 8-й армии. Положение в районе Воронежа в кратчайший срок было восстановлено. Уже к 10 октября разрыв в 150 километров, образовавшийся было между флангами 13-й и 8-й армий, оказался закрытым. Громадную роль на- этом участке выполнил тов .Ворошилов. С формированная им в Липецке 61-я стрелковая дивизия, задержала продвижение белых на Задонск, Липецк. В этот же район подошли части 11-й кавалерийской дивизии. На участке Усмань — Грязи попытки наступления противника были отражены частями железнодорожной бригады и отрядами Воронежского Губревкома, под общим руководством Л.М.Кагановича. Задержка частей белых под Воронежем оказалась роковой для их планов. Неожиданное упорное сопротивление в Воронеже, крушение планов охвата и уничтожение 8-й армии, появление конного корпуса тов. Буденного под Воронежем перепутало все стратегически е планы белых. У растерявшегося, топтавшегося на месте врага была вырвана инициатива. Армии южного фронта перешли в наступление и нанесли белым решающие удары под Орлом и Воронежем. Под руководством ближайшего соратника товарища Сталина— Л .М.Кагановича рабочие Воронежа, взявшие винтовку в свои руки, коммунисты города, героические бойцы частей укрепленного района оказали огромную помощь в подготовке победы частям конного корпуса тов . Буденного под Воронежем.
Своим сопротивлением, проявленной инициативой они вынудили врага вест и бои под Воронежем, связав его действия с 27 сентября по 10 октября.
Оставленная в занятом белыми Воронеже подпольная Парторганизация сплачивала лучшие элементы рабочих, вела борьбу против предательской меньшевистско-эсеровской агитации, бережно хранила и накопляла оружие, воспитывала и растила в трудящихся Воронежа чувство горячей ненависти к белогвардейским палачам и готовилась к дальнейшей борьбе.

28

Re: Гражданская война в России

первачек пишет:

Эти силы должны были сдерживать натиск частей противника в 25500 штыков и сабель, при этом противник имел возможность оперировать крупными кавалерийскими соединениями— корпусами Мамонтова (6500 сабель ) и Шкуро ( 5000 сабель/.

Во врёт этот А.Княжев,у Мамонтова было всего 2.5 тыс у Шкуро 3.5  и в ходе рейдов они ещё и "распыляли" силы да и обоз ого-го как затруднял движение....

Я за свободные джунгли!..