Re: Жития чиновника 5

Понять шефа
      Однажды я был близок к пониманию странного поведения мудрого и безошибочного в предпочтениях шефа. Он ценил только ценные кадры. А я-то? Что он слышал обо мне от коллег? Ну, кто как не лентяй и самовлюблённый чиновник второго-третьего ряда. Тем не менее, он всегда первым покровительственно подавал руку, и называл не Альберт, а Сергеич. Доверительно, на «ты»! Меня это подвигало на энергичное служение делу, которое шеф возглавлял, и его снисхождение к моим «залётам» в  служебном раже меня  то умиляли, то  озадачивали.
      На Первое Мая (тогда это ещё был праздник частично государственный),  глава Администрации принимал в нём вполне законное участие, хотя по примеру незабвенного Ельцина мог спокойно, запершись в уютном закуте встроенном в  кабинет, «изучать документы».  Нет, он был в «событиях». Вся партийная рать, воодушевлённая присутствием Главы на знаковом мероприятии,  возбуждённо делила немногочисленные флаги и транспаранты,  ждала шествия под оркестр и несдержанные разговоры о «власти и жисти», а непартийные сочувствующие изъявляли желание пройти не только в колонне, но и в тесном ряду с Главой Администрации. И чувствовал себя оный Глава более свободно и менее озабоченно, чем секретарь, хозяин колонны. Более того, чутко внимал то обидным, то лестным отзывам «колоннистов» о стране и городе, вступал в беседу легко и с удовольствием, сам познавал жизнь сограждан и внушал последним  мудрые мысли, что нельзя объять необъятное, а исправить «достигнутое» можно только в тесном содружестве. Кого? Власти же и её оппонентов, как это ни удивительно.  И праздничный народ не имел страстного желания эту мысль оспорить.
     - Слышь, Сергеич? А чтой-т у вас со знаменем непонятка?
     Я обернулся к колонне, впереди которой мы шли с Главой и активом, и увидел Галину Петровну, широкую в лице и плечах, не коммунистку, а «большевичку», как она самоименовалась, несущую в надёжных рабочих руках настоящее Знамя! Бархатное, огромное, с кистями и блестящей на щедром солнце пикой! А в центре – крупный, выпуклый, великолепно исполненный золотым шитьём Герб Советского Союза!
     - Ну, так что непонятного?  «Барышня» - не коммунистка. Но пришла со своим добром. Никому и не доверила нести, сама-де справится. Ну и что не впереди колонны (там мой зам. Полянский нес флаг КПРФ, такой же большой, но победнее статью), так мы ей не указ. Так что … сами понимаете…
     -   Понимаю… Союз, так сказать, КПРФ и неКПРФ.
     -   Именно. А что? Красиво и внушительно.
     -   Это уж точно.
     Шествие мы прекрасно продолжили до «Аллеи Славы», которую Глава боготворил и всегда соблюдал ритуал возложения цветов к бронзовым памятникам Героев (на  изваяние которых я, как руководитель специально созданной «комиссии по увековечиванию…», не очень успешно вымогал деньги с городских толстосумов). Возложили и сказали речи, благополучно завершили шествие сворачиванием знамён, флагов и транспорантов, осенявших предмаршевый митинг и само шествие.
     Каково ж было моё удивление, граничащее с возмущением и негодованием, когда, сворачивая  бесценное знамя Галины Петровны, активной ругательницы с трибун и подиумов современных порядков, я обнаружил, что у знамени две стороны, что закономерно, но на одной из сторон – герб СССР, а с другой – такой же величины и великолепия – двуглавый буржуйский орёл!
     Я поискал глазами Лебедева. Он, удаляясь к стоявшему за шоссе автомобилю, приветливо помахал мне рукой. А я подумал: так вот какой «союз» КПРФ с буржуями! Вот в чём непонятка-то! И почему я опять, в отличие от шефа вовремя не усёк подлянки! И почему глава, зная всё и видя – не убояшася пересудов, спокойно праздновал в порочной колонне?
Да просто плевал он на пересуды и заморочки.  Быть выше их важнее, чем их бояться. И почему не взять Сорокина в Замы, если вспомнить?
     А по поводу знамени я так и не услышал ни осуждения, ни издёвок. Ни от кого.